18:37, 26 марта 2018   Просмотров: 190

Приняты меры по устранению проблемы вывоза мусора в Подмосковье

Приняты меры по устранению проблемы вывоза мусора в Подмосковье

Проблема утилизации твердых бытовых отходов (ТБО), которая всколыхнула всю страну, для России совершенно не нова: во многих городах с ней сталкиваются десятилетиями, как, например, в Калининграде со свалкой у поселка им. А. Космодемьянского или в Екатеринбурге с полигоном на Широкой речке. Недавние события сначала в Балашихе, потом в Волоколамске и Коломне подтверждают старое российское правило: в Москве реагируют только на то, что происходит в непосредственной близости от нее. А происходит там полномасштабная экологическая катастрофа. Полигоны, а попросту свалки, закладывались еще в советские времена, когда жители производили мусора в разы меньше, а власти могли мечтать, что при коммунизме проблема будет решена некими новыми методами. Из действующих в Московской области свалок большинство было запущено до 2000 года, так что полигоны просто продолжают переполняться. Что неудивительно: Москва производит в год до 10 млн т ТБО. Я не буду описывать негативное влияние свалок на здоровье и экологию; об этом сказано достаточно. Сегодня более важен анализ причин случившегося и оценка того, как можно выйти из сложившейся ситуации.

Отходы на рынке​

Эксплуатация свалок в современной России стала одним из самых криминализированных видов бизнеса. Обычно свалки создаются без необходимых разрешений, а размещение на них отходов производится несанкционированно. По словам министра природных ресурсов и экологии Сергея Донского, в 2016 году в России было выявлено 153 тыс. мест незаконного захоронения мусора, а на нарушителей экологических норм в связи с этим было наложено штрафов почти на 1 млрд руб. Долгие годы столица жила на авось, предпочитая недоиспользовать хотя бы минимально соответствующие российским стандартам полигоны, на которых проводился сбор биогазов и имеется комплекс очистительных сооружений: когда свалка «Кучино» в Балашихе была закрыта, практически никто не стал поставлять мусор на полигон «Тимохино», выставлявший счет почти в 800 руб. за тонну. Этот подход давно нужно было менять. Самые смелые планы московского правительства предполагают строительство 10 мусоросжигательных заводов (решение о возведении четырех уже принято). Между тем большую часть мусора в наиболее развитых странах не сжигают, а перерабатывают. Комплексная переработка давно стала серьезным бизнесом (в Германии его оборот составляет Є70 млрд в год с числом занятых до 250 тыс. человек). Бизнес этот столь успешен, что в стране не только сортируется и перерабатывается до 75% мусора, но успешно разобраны и рекультивированы все ранее существовавшие свалки (в Швеции, где утилизируется 99% мусора, его даже принимают на переработку на коммерческой основе из других европейских стран). Важнейшим элементом европейской переработки ТБО являются современные технологии, позволяющие с середины 2000-х годов не сжигать органические отходы, составляющие до 30% мусора, а перерабатывать их в компост, который затем либо продается дачникам, либо используется в городских программах озеленения. Именно гниение органических фракций, кстати, мучает жителей Подмосковья, но никакие программы утилизации, о которых ведут речь российские власти, внятных рецептов работы с ними не содержат. Можно ли повторить этот опыт в России? Думаю, да, но для этого нужно изменить не столько систему работы со свалками, сколько менталитет отечественного чиновничества.

Реновация мусора

Начать следует с очевидного: с регулирования. По всей Европе давно существует система раздельного сбора мусора и отдельного сбора его наиболее опасных компонентов. На это можно ответить, что россияне не немцы; но тут появляется иной аргумент. Сегодня средняя московская семья платит за вывоз мусора 270–360 руб. в месяц; средняя семья в Берлине — €19,75–30,25. Учитывая более низкие издержки на транспорт и переработку в России, можно было бы установить тариф, приближенный к нижней границе немецкого — и, что самое важное, применять его только к нерассортированному мусору. В случае если жильцы будут собирать его раздельно (пластик/металлические изделия/бумагу и картон/пищевые отходы), тариф может быть уменьшен в пять-шесть раз. Такая политика, я убежден, приведет к быстрой самоорганизации в рамках ТСЖ и повышению эффективности сбора отходов. Программа введения в Москве такой системы за три-четыре года будет поважнее перестилания плитки или организации велопроката. Параллельно правительство Московской области должно принять закон о запрете ввоза мусора из Москвы, например, с 1 января 2021 года, что побудит городские власти начать строительство современных заводов по пего ереработке на территории Новой Москвы. В качестве оператора программы следовало бы выбрать одну из хорошо зарекомендовавших себя в данной сфере европейских компаний, освободив ее от всех налогов и отказавшись от взимания НДС с ввозимого оборудования. Из платы, вносимой за вывоз мусора, городские власти могли бы оплачивать его транспортировку до мусороперерабатывающего завода и затраты предприятия на его сортировку (в случае необходимости), в то время как уже рассортированный мусор мог бы приниматься бесплатно. Текущие цены на основные виды вторсырья на европейском рынке составляли в 2016 году: на стекло — около €50 за тонну, на картон — чуть выше €110, на бумагу — €210–230, на твердый пластик — €310 за тонну, а объемы только трансграничной торговли, например, пластиком из вторсырья достигают 680–770 тыс. т в месяц. Иначе говоря, если решительно ввести современное европейское регулирование и обеспечить выход профессионалов на рынок, проблему можно решить. Более того; часть средств, собираемых с граждан, могла бы направляться на оплату работ по разбору уже сформировавшихся свалок. Мусор — это проблема современного мира, которую нельзя решить несовременными средствами. В России накоплен слишком большой опыт по бездарному захоронению разного рода отходов, вспомним хотя бы озеро Карачай в Челябинской области, куда сбрасывали радиоактивные отходы комбината «Маяк», а потом и по героической борьбе с неизбежными последствиями. Думается, пора искать более современные стратегии, даже если они не принесут кому-то из «высоких людей дохода и подвергнут сомнению тезис, что мы сами можем решить все свои проблемы без современных западных технологий. Волоколамск и Коломна, увы, подтверждают обратное. Важно, что «мусорный» бизнес в Европе продолжает развиваться. Во-первых, особое внимание уделяется разбору «высокотехнологического» мусора, из которого получают значительное количество драгоценных и цветных металлов, а также большие объемы железа и алюминия — в этой сфере, например, работает крупная швейцарская компания Immark. Во-вторых, появляется все больше новых технологий, позволяющих использовать отходы для производства полезных товаров: например, эстонская компания Elegro получила европейский и американский патенты на технологию производства из измельченного и термически обработанного пластика отделочных материалов. Это особенно важно, учитывая, что сегодня успешно перерабатываются лишь два-три вида пластика из 10 наиболее распространенных. Остальные пока сжигаются, но они выделяют до 1,5 т СО2 на 1 т сожженного пластика и по условиям Парижского соглашения о климате должны быть запрещены, так что в этом случае нужно сразу думать о более перспективных технологиях. В-третьих, в современных условиях многие виды мусора после относительно несложной переработки могут превращаться в строительные материалы, используемые при прокладке дорог, и тут уже можно пользоваться собственным know-how: авторы из Российского государственного строительного университета еще в начале 2000-х предложили технологию применения стеклянной крошки в асфальтовом покрытии, благодаря которой водители лучше видят дорогу в темноте. Иначе говоря, главная задача заключается в том, чтобы создать прозрачный как для населения, так и для коммерсантов рынок. Если это удастся сделать, остальное приложится. Страсти по свалкам уже вызвали отставки двух глав местных администраций — в Волоколамске и в Балашихе. Скоро жители поймут, что подобные меры ни к чему не приводят. А в сентябре 2018 года должны состояться выборы мэра Москвы и губернатора области — поэтому сейчас самый подходящий момент для того, чтобы не только обличать сложившуюся систему, но и предлагать решения накопившихся проблем.

Источник: РБК 

Оставить комментарий с помощью

Другие материалы рубрики
Видео
Розлив и упаковка напитков
Малогабаритная установка Кондор
Погрузчик с электромагнитом