00:00, 12 октября 2007   Просмотров: 118

\'Пролетарии всех стран, извините!\': при Путине народ уже не смеется

Что составляет счастье англичанина: псовая охота, рюмка бренди у камина. Француза: изысканный ужин, ночь, проведенная с красивой женщиной. 'Вы ничего не понимаете в счастье! — восклицает русский. — Вот когда я возвращаюсь после тяжелого рабочего дня в свою коммунальную квартиру, где я живу с женой, двумя детьми и тещей, и меня будят посреди ночи двое мужчин, которые угрожающим тоном спрашивают: 'Гражданин Парамонов?'. А я им отвечаю, что гражданин Парамонов живет двумя этажами ниже . . . Вот оно, настоящее счастье!'.

Подобные истории в России называют анекдотами, это — забавные рассказы, шутки. В Западной Европе и в советской вселенной они играли совершенно разную роль. Безусловно, анекдоты нужны, чтобы, как показал это Фрейд, обойти цензуру и эзоповым языком передать подтекст, совершенно отличный от того, что говорится напрямую. Но в мире, где правят бал террор и абсурд, эти попытки приобретают новый статус, где парадоксальным образом сочетаются протест и сопричастность.

Эссе Амандин Регамэ (Amandine Regamey) 'Пролетарии всех стран, извините!' выявляет эту непростую функцию анекдотов, и поэтому представляет собой нечто большее, чем сборник этих многочисленных историй. Эссе своеобразным образом знакомит нас с историей СССР на различных его этапах, показывает двойственную роль анекдота, а также странный закат этого феномена при правлении Путина. Симптом, вызывающий беспокойство, поскольку даже самые тяжелые испытания не могли помешать россиянам придумывать бесчисленное множество этих колких историй.

Партнеры //
//
//
//

Оставить комментарий с помощью

Другие материалы рубрики