CCBot/2.0 (http://commoncrawl.org/faq/)
Главная   Информационные статьи   Другое   Договор лизинга глазами лизингополучателя (2)

Договор лизинга глазами лизингополучателя (2)

Добавлено: 30.03.2009



«Продовольственный бизнес», № 8, 2001

Пересмотр лизинговых платежей

Одной из основных обязанностей лизингополучателя в рамках лизингового соглашения является уплата им лизинговых платежей. В настоящей статье мы не будем рассматривать экономические аспекты, связанные с оплатой лизинговых услуг, а остановимся только на одном юридическом моменте – пересмотре лизинговых платежей в течение действия договора. Поскольку любой предприниматель заинтересован в стабильности своей деятельности и должен иметь возможность прогнозировать свои расходы, законодатель установил правило, что размер арендной платы (в том числе и лизинговых платежей) может пересматриваться только по соглашению сторон. Причем частота возможного пересмотра лизинговых платежей не может быть превышать одного раза в год. Данное правило закреплено в пункте 3 статьи 614 ГК РФ и не может быть изменено соглашением сторон.

Лизинговые компании, стремясь избежать вышеизложенных проблем, практикуют установку размера лизинговых платежей в долларовом выражении (или иной свободно конвертируемой валюте), что не противоречит действующему российскому законодательству. Однако хотелось бы предостеречь от этого лизингополучателей. Негативные последствия такой практики наглядно продемонстрировал августовский кризис 1998 года. Причем арбитражная практика показывает, что суды не считают последствия августовского кризиса существенным изменением обстоятельств в части увеличения курса валюты в несколько раз. Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отмечает, что, заключая договор до кризиса, стороны, действующие разумно, не могли не предвидеть инфляцию. Таким образом, установив платежи в долларовом выражении, стороны добровольно берут на себя коммерческий риск от валютных потерь в связи с изменением курса доллара США. Поэтому при отсутствии добровольного согласия лизингодателя на изменение размера платежей, установленных в валютном эквиваленте, у лизингополучателя фактически отсутствует возможность их пересмотра в ином порядке – путем рассмотрения спора в суде. В качестве возможного решения этой проблемы можно посоветовать включать в договор условие об обязательности пересмотра лизинговых платежей в определенных случаях. Например, в случае значительного изменения курса валюты, в эквиваленте которой установлены периодические платежи .

Также на практике достаточно часто встречаются договоры лизинга, в которых лизинговые платежи устанавливаются не в твердой сумме, а путем внесения в договор формулы расчета лизинговых платежей. Как установление формулы расчета лизинговых платежей можно рассматривать и условия договора об одностороннем изменении размера лизинговых платежей в случае наступления какого-либо события (например, изменения ставки рефинансирования ЦБ РФ или размера процентов, взимаемых по кредитному договору на привлечение денежных средств для приобретения предмета лизинга). Если при заключении договора лизинга лизинговая компания предлагает именно такой порядок, то лизингополучателям следует помнить о следующих моментах:
  • привязка размера лизинговых платежей к ставке рефинансирования ЦБ РФ или процентам, уплачиваемым по кредитному договору, влечет изменение размера лизинговых платежей не только в случае увеличения указанных процентов, но и при их снижении. В связи с тем, что в последнее время существует тенденция к снижению названных показателей, в регулярности пересмотра лизинговых платежей в первую очередь заинтересован лизингополучатель;
  • устанавливая зависимость размера лизинговых платежей от одной из их составляющих, необходимо в договоре закрепить однозначный ответ относительно формулы пересчета. Зачастую на практике встречаются в договорах условия об увеличении лизингового платежа пропорционально увеличению какой-либо его составляющей. Но в данном случае пропорциональность увеличения можно рассматривать как относительно части лизингового платежа, направляемого на возмещение данной составляющей (например, на уплату процентов по кредиту), так и в целом лизингового платежа;
  • не менее внимательно надо относиться и к формулировке оснований пересмотра размера лизинговых платежей. Так, положение о пересмотре лизинговых платежей в связи с изменением экономической ситуации в стране носит весьма расплывчатый характер и не дает ответа ни относительно того, что понимается под таким изменением, ни о том, как изменится цифровой показатель лизингового платежа.

    Контроль лизингодателя за имуществом и деятельностью лизингополучателя

    Лизинговая компания, являясь кредитором лизингополучателя и будучи заинтересована в его платежеспособности, хотела бы иметь постоянно информацию о финансовом состоянии своего должника. Именно этим обстоятельством объясняется желание лизингодателя осуществлять контроль за имуществом и деятельностью лизингополучателя. Поэтому практически в каждом договоре можно встретить положения, регламентирующие указанные вопросы.

    Однако, как правило, данные положения или являются декларативными, или вступают в противоречие с корпоративным законодательством. Не в последнюю очередь это обусловлено противоречивыми нормами ФЗ РФ «О лизинге».

    Вопросам контроля в названном законе посвящены две статьи – 37 и 38. Указанные статьи далеки от совершенства, особенно в части предоставления лизинговой компании права назначать аудиторские проверки финансового состояния лизингополучателя и присутствовать на общих собраниях его учредителей и органов управления (пункт 4 статьи 38). Данная норма закона вступает в прямое противоречие с корпоративным законодательством. Любое коммерческое предприятие имеет информацию, разглашение которой может повлечь для него неблагоприятные последствия. Именно исходя из этого законодательные акты, регулирующие деятельность коммерческих предприятий, детально регламентируют вопросы, связанные с органами управления и порядком осуществления контроля за их финансово-хозяйственной деятельностью. Например, законом «Об акционерных обществах» строго регламентирован вопрос о том, кто имеет право на участие в общем собрании акционеров (ст. 51) и кто может назначать аудитора для осуществления финансового контроля (ст. 86). В связи с этим предусмотренное законом о лизинге право лизингодателя назначать аудиторскую проверку и присутствовать на общих собраниях учредителей и органов управления, на наш взгляд, является недопустимым вмешательством во внутренние дела лизингополучателя.

    Поэтому при обсуждении с лизингодателем соответствующих положений договора лизинга необходимо учитывать, что выполнение положений пункта 4 статьи 38 ФЗ РФ «О лизинге» на практике обусловлено сугубо доброй волей лизингополучателя. Кроме того, хотелось бы обратить внимание также на тот факт, что возникновение у лизингодателя права на назначение аудиторских проверок и присутствие на общих собраниях учредителей и органов управления лизингополучателя связано с нарушением последним своих обязательств по лизинговым платежам. Однако стоит отметить, что согласие лизингополучателя на включение указанных условий в договор и их выполнение будет свидетельствовать о его открытости и намерении добросовестно выполнять все свои обязательства по договору.

    Если же вернуться в практическую плоскость данного вопроса, то можно дать лизингополучателям следующие рекомендации:
  • с учетом того факта, что далеко не всегда режим работы лизингополучателя является круглосуточным, желательно в договоре ограничивать право лизингодателя на осмотр предмета лизинга рабочим временем лизингополучателя;
  • включать в договор четкий перечень финансовых и иных документов, которые вправе запросить лизинговая компания, и указать, при каких обстоятельствах у нее возникает это право, а также предусмотреть реальное количество времени, необходимого вам на их подготовку и предоставление;
  • ограничить договором круг вопросов, при рассмотрении которых лизингодатель вправе присутствовать на общем собрании и заседаниях органов управления.

    Расторжение договора лизинга как вид ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей лизингополучателем

    Любой участник лизинговой сделки заинтересован в том, чтобы договор лизинга исполнялся сторонами надлежащим образом и завершился в связи с истечением срока его действия. Но в жизни часто возникают ситуации, когда требуется досрочное расторжение договора. Как правило, досрочное расторжение сделки является крайней мерой, применяемой стороной, права которой нарушены. Поскольку в основном должником по договору лизинга является лизингополучатель, то и основания для досрочного расторжения сделки чаще всего касаются случаев ненадлежащего исполнения обязанностей последним.

    Статья 450 ГК РФ предусматривает несколько оснований расторжения договора, проводя четкое различие между правом предъявить требование о расторжении договора и правом на односторонний отказ от его исполнения. При этом следует помнить, что возможность одностороннего отказа от исполнения договора делает его менее стабильной структурой и, значит, менее привлекательным для лизингополучателей. Далее в этом разделе мы остановимся на одном из наиболее часто встречаемых оснований досрочного расторжения договора лизинга – просрочке уплаты лизингополучателем платежа более двух раз подряд.

    Говоря о законодательном аспекте данного вопроса, необходимо отметить, что соответствующие положения действующего законодательства являются противоречивыми. Так, статьей 619 ГК РФ предусмотрено право лизингодателя предъявить требование в суд о расторжении договора, если лизингополучатель более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа не вносит лизинговый платеж. В то же время статьей 13 закона «О лизинге» за это же самое нарушение лизинговой компании предоставлено право на односторонний отказ от исполнения договора. Поскольку статья 619 является императивной нормой, она не может быть пересмотрена ни другим законодательным актом, ни соглашением сторон. Поэтому является недопустимым включение в договор условия об одностороннем расторжении договора лизинга по основаниям, предусмотренным статьей 619 ГК . Не меньше замечаний вызывает и желание лизинговых компаний обойти указанную норму ГК, включив условие о том, что договор расторгается в одностороннем порядке в случае просрочки уплаты лизинговых платежей более чем на 30 дней . И хотя данное положение напрямую не вступает в противоречие со статьей 619 ГК РФ, оно вряд ли может быть рассмотрено как правомерное. Вряд ли суды в случае возникновения споров признают такую практику обоснованной, поскольку абсолютно нелогично применение более упрощенной процедуры расторжения договора (одностороннее расторжение вместо судебной процедуры) за меньший проступок (просрочка на 30 дней вместо просрочки более чем за 2 срока, которые обычно измеряются месяцами или кварталами).

    Завершая разговор о досрочном расторжении договора, хотелось бы обратить ваше внимание на то, что стороны лизинговой сделки вправе включать в договор основания для одностороннего отказа от исполнения договора, но при условии, что наступление указанных обстоятельств не влечет иного порядка расторжения договора, предусмотренного императивными нормами ГК РФ или других законов.

    Положения о выкупе лизингового имущества

    Желание воспользоваться механизмом лизинга обычно продиктовано недостаточностью собственных средств лизингополучателя для приобретения необходимого ему имущества в собственность. Поэтому является очевидным, что лизингополучатель захочет по завершении лизинговой сделки выкупить у лизинговой компании предмет лизинга. Если решение о приобретении в собственность предмета лизинга по завершении сделки принято еще на стадии подписания договора, то оптимальным является включение уже в договор лизинга положений о выкупе лизингового имущества. Данная возможность предусмотрена действующим законодательством, устанавливающим право сторон заключить смешанный договор, в котором содержатся элементы различных договоров (в нашем случае это элементы договора лизинга и договора купли-продажи).

    При включении в договор лизинга норм, посвященных выкупу имущества, лизингополучатель должен помнить о том, что включение в договор пункта, предусматривающего только право на выкуп лизингового имущества без указания каких-либо иных условий выкупа, необходимо расценивать только как заключение предварительного договора. Но заключение предварительного договора в такой форме является для лизингополучателя недостаточным по причине отсутствия в нем положений о сроке заключения основного договора о выкупе предмета лизинга и цене выкупа.

    Согласно пункту 4 статьи 429 ГК РФ, в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор. А при отсутствии такового в предварительном договоре основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора. Поэтому при отсутствии в соответствующем пункте договора лизинга конкретной даты либо какой-нибудь иной формулировки, позволяющей определить срок заключения основного договора, договор выкупа должен быть заключен в течение одного года. В противном случае обязательства о предоставлении лизингополучателю права на выкуп лизингового имущества, предусмотренные договором лизинга, прекратят свое действие по истечении года с момента заключения договора лизинга (пункт 6 статьи 429 ГК РФ). Наиболее приемлемой можно считать формулировку о выкупе, предусматривающую срок непосредственно выкупа , а не срок заключения основного договора. Не менее важным является и согласование уже в договоре лизинга цены выкупа лизингового имущества. В связи с тем, что цена не является существенным условием договора купли-продажи , ее отсутствие в предварительном договоре (соответствующем пункте договора лизинга) не отражается на действительности данного соглашения. Однако если в предварительном договоре (соответствующем пункте договора лизинга) условие о цене не будет указано, то это означает, что цена должна определяться в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 424 ГК РФ. Следовательно, если стороны при заключении непосредственно договора выкупа предмета лизинга не достигнут соглашения о цене имущества, то цена будет определяться равной цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары. Большое значение при решении вопроса о том, была или нет согласована в предварительном договоре цена, имеет точная формулировка положения о выкупе в договоре лизинга. Так, если в договоре лизинга указано, что лизингополучатель имеет право на выкуп имущества по остаточной стоимости, то условие о цене выкупаемого имущества можно считать согласованным.

    В заключение хотелось бы отметить, что ныне существующая практика перехода права собственности на имущество по завершении лизинговой сделки без уплаты хотя бы номинальной выкупной цены является порочной и может привести к признанию данного соглашения недействительным. Законодательство о лизинге не содержит в качестве обязательного условия данной сделки переход права собственности. Значит, возникновение права собственности на предмет лизинга у лизингополучателя должно осуществляться на основании какой-либо сделки об отчуждении имущества. Согласно пункту 2 статьи 218 ГК РФ, к таким сделкам относятся договора купли-продажи, мены и дарения. Переход права собственности к лизингополучателю без уплаты выкупной цены фактически означает заключение договора дарения. Однако, как следует из статьи 575 ГК РФ, не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. Из сказанного следует, что единственным основанием для приобретения лизингополучателем права собственности на лизинговое имущество является заключение договора купли-продажи (договора выкупа), обязательным признаком которого является уплата определенной денежной суммы .

    Автор статьи:
    Ольга Шишлянникова,
    Группа по развитию лизинга МФК

    Опубликовано в журнале «Продовольственный бизнес», № 8, 2001


    © Журнал «Продовольственный бизнес»,
    Перепечатка без письменного разрешения редакции не допускается.
  • >>>Хотите обсудить эту статью подробнее? Ждем вас на нашем Форуме<<<

    Комментарии

    Оставить комментарий с помощью…
    • Equipnet (0)
    • Вконтакте (0)
    • Facebook (0)
    Логотип компании
    Комментариев пока нет

    Вы можете разместить вашу статью в нашей ленте на коммерческой основе
    Наш телефон: (495) 983-59-92. E-mail: manager@equipnet.ru

    /articles/other/other_108.html 0
    Интервью
    10.03.2016
     Индукционные плиты: когда выгода покупателя означает и выгоду продавца
    СУХОРУКОВ
    Михаил
    Ведущий менеджер технологического направления
    Компания «Деловая Русь»
    Что представляет собой рынок продаж индукционного оборудования в эпоху кризиса и с чем на него лучше выходить
    Почему доллар будет стоить 50 рублей?
    Как зарабатывать по 3 000 000 рублей в месяц?
    Где купить станок, который делает деньги?
    Ответы на эти и другие вопросы ищи в рассылке EquipNet.ru